точка невозврата


Кажется, сегодня я уловила момент, в который настоящее становится прошлым. Точнее, сегодня этот момент закончился, оборвался. Как если бы поезд, несущийся с огромной скоростью,  долго тянулся перед глазами, а потом резко исчез из поля зрения, и впереди остались только рельсы, заросшие примятой травой, и поле дорог по другую сторону вокзала.

Разрушающиеся связи. Казалось, это тянулось так долго, что не могло закончиться. Нет, я никого не предам. Себя тоже. 

Нельзя сказать, какие элементы были прошлым, а с какими взаимодействие продолжится. Это так не делится. Ни переезд в другой город, ни гибель того, с чем ты связан, не делает это прошлым (и это не значит «забыть»). Это что-то между тобой и этими элементами. Я вижу свет, он не в конце тоннеля, и вокруг — уже не тоннель. Мир никогда не был тоннелем — только борозда жизни, и эта борозда прервалась, хотя не прервалась я, моя суть, некоторые космические связи и сама жизнь. Взвесь частиц в воздухе. Это только внутри? Нет. Совершенно точно нет, снаружи тоже. В том, что видеть нельзя. В деталях взаимодействия, в энергиях эфира, в интуитивных знаках и вибрациях. Это там, где между мной и Миром нет разделения. 

События… вокруг ничего не менялось: все те же зеленые склоны, разрезанные стрелами серых конструкций. Все те же лица вокруг, но теперь они смотрят не на меня, а сквозь. И я уже не чувствую их, не чувствую ничего вокруг, потому что меня здесь нет, но где я — ещё не знаю. Все, что было внутри и снаружи, отрывается с большой силой, так что от отдачи почти падаешь. Но остаёшься стоять. И внезапно все начинает дышать иначе: и воздух, и земля, и я сама. Очень больно дышать ушибленной грудью. Больно, и что? Сознание держится… как же оно держится за все вокруг. Есть ли разница? Жива. Я. Я совру, если скажу, что нет. 

Вокруг старые картины, но плоские, нереальные, уже не мои и ничьи больше (чьими-то и не могут стать). Много раз я проживала их мыслями и знанием, но не ощущала. И вот…. Я чувствовала (не знала), что так должно было произойти, и оно произошло. Я не знаток Мира или души, чтобы объяснить себе все механизмы того, почему в Мире что-то происходит. Моя слабость хотела бы чувствовать меня внутри пройденного, но так невозможно больше. Это прошлое (пусть и исправно происходит вокруг). (Такое тёплое, уютное, пророщенное мной. И что… и что...?) Это страшно? Признай, Иль. Настолько, насколько может быть страшно «начать жизнь с чистого листа». «Чистый лист» в реальности не существует. А есть так: я жива как существо, и жива моя суть, а вокруг нет чистого белого поля. Но взаимодействие со всем, что есть, новое. С Миром сталкиваешься заново, как новорождённый. Ты — своё перерождение, пусть и с парадоксально полной памятью о «прошлой жизни». Твоя история продолжается.

Прошлое унесло очень много меня. Оторвало от меня части. И то, с чем во мне оно до сих пор связано, больше не имеет со мной никакой связи. Приживётся ли где-то в мирах, как отдельное? Неважно. Здесь и сейчас, с собой осталась я. Я огонь, и сколько бы огня у меня не брала любая реальность, я не угасну. 

Вот, что я скажу тебе, Л., сейчас все звёзды сошлись в танце и застыли. Их можно разглядеть, а я не стану. Они пропускают меня дальше. Мир хочет, чтобы я ещё жила, даже если я пока не хочу. Мне страшно. Потому что пока я ощущаю не саму себя, не то, во что переродилась, а то, что от меня оторвали. И кажется, впереди одна пустота. Только суть мироздания в том, что ничто из описанного не меняет мировые процессы: даже процесс взаимодействия Мира и меня. Я уже говорила, что Мир неумолим. И если бы ты стал прошлым вместе со всем и всеми вокруг, мне пришлось бы это принять. Прошлым нельзя жить. Просто потому, что у нас в нем уже нет живых частей. Видишь, чем я стала? Или какой… я бы приняла то, чего страшнее нет. На такое идут только от отчаяния удержать. А я иду, потому что нет смысла держаться. И отпускаю все (и вовсе не значит, что, полная трепета, не ценю или неблагодарна). От нуля и без подтверждений — чувствую заново. Прости. Это может только помочь мне единиться с тобой, потому что, если связи нет, ее нельзя разрушить. А, если ее нет, то и не утаить отсутствия — придет время  ощутить только болезненное расставание сознания с зависимостью от ложного заполнения пустот. Равзе это не хорошо? Это справедливо. (Неужели это я, Л., у тебя стала такой смелой...?) Воздух вокруг — все ещё вопрос, а не ответ. Ответ начинается от точки невозврата, в которой я существую. Сейчас. 

...

Вчерашний вечер был таким тёплым, как будто лето только начиналось. Почему это важно? Потому что в начале лета все вокруг ещё не было прошлым, и я могла ждать. Ждать будущего, которое теперь наступило. Если бы ты спросил меня, чего я хочу в самом деле, я отвечу тебе, моя любовь, что хотела бы ждать вечно, но так не бывает. И как бы я ни боялась жить, жизни на это наплевать, и тебе — тоже. 

В какой-то момент в голову ударило: ты здесь. Ударило так, что потемнело в глазах, и дыхание судорожно замерло. Знаешь, как страшно мне стало? На глаза навернулись слезы, так сильно это было, и мне показалось, ты можешь выйти из-за угла. Вот так просто. Можешь. Случилось то, во что я верила, но чему при этом не давала шансов. И у меня на этот случай не разработан никакой план. Убежать уже нельзя: некуда. Прошлого нет. Даже если все его следы ещё вокруг меня. Это не выросты, а раны. Боль и Свобода, больше ничего. 

Я хочу сказать, что ничего не произошло. Но на такую щадящую ложь никто, наверное, не способен. 

(Я начала забывать, как это — чувствовать Мир, а не помнить то, что давно о нем чувствовала).

Обсудить у себя 17
Mao Rushifa
Mao Rushifa
сейчас на сайте
Читателей: 429 Опыт: 1307.33 Карма: 62.4177
Я в клубах
P i e c e s Администратор клуба